Category Archives: 4. Города причёрноморья

Города причёрноморья

 

Прекрасный город Измаил,  

ты с детства стал для нас родным!

   Впервые в Измаиле я побывал в 1950 году, когда мне было лет семь, и мои родители решили повезти меня в областную больницу, на консультацию. Жили мы   в Татарбунарах, а Измаил был областным центром.  Поехали мы  на грузовой машине, так называемой «полуторке», конечно же, в кузове. Запомнились длинные улицы города, областная больница и центральный рынок, где моя мать – Ольга Семёновна покупала очень вкусную по её мнению дунайскую селёдку.

   Второй раз я побывал в Измаиле в 1962 году, студентом второго курса Одесского политехнического института. Явившись в институт, в августе месяце мы с Алексеем Гуковым, как самые молодые, получили путёвки на строительство Измаильского целлюлозно-бумажного комбината. Добирались мы туда на рейсовом теплоходе по маршруту Одесса-Вилково-Килия-Измаил на верхней палубе, но для нас это был настоящий круиз.  Оправлялся теплоход  почти в полночь, поэтому нам сразу же открылась панорама величественной ночной Одессы, залитой огнями, и морскими судами светящимися сотнями огней в порту и на рейде. На рассвете мы вошли в устье Дуная, и во всей красе пред нами появилась Украинская Венеция – Вилково. Дальше вверх по Дунаю  нас встретила древняя, древняя  Килия, ну и где-то к полудню мы прибыли в Измаил. Поселили нас  в палатках на берегу Дуная в старой крепости, где по ночам мы  кормили комариков, а утром катером нас возили на стройку.  Мы  добросовестно трудились на разгрузке вагонов со щёбенкой. На выгрузку вагона у нас уходило половину дня, а после обеда и до глубокой ночи мы наслаждались прелестями Измаила, в первую очередь водами Дуная, прекрасными сухими винами и вечерами на танцевальных площадках. В воскресный выходной мы совершили незабываемое  путешествие по Дунаю теплоходом на подводных крыльях в городок Рени.

   И наконец, летом 1981 года я привёз на однодневную экскурсию в этот город свою семью, любимую жену Эллочку и сына Игорька. Приехали мы автобусом из Татарбунар, где отдыхали у моих родителей. После традиционного знакомства с Измаильским рынком, мы побывали  в музее А.В. Суворова, посмотрели диораму «Штурм крепости Измаил русскими войсками и украинскими казаками под командованием А.В. Суворова», а затем отправились на городской пляж. Следует отметить, течение Дуная в районе Измаила очень сильное но, не смотря на это,   прекрасно плавающий Игорь решил сделать заплыв на румынскую часть Дуная, однако пограничный катер его вовремя остановил.  А вечером мы встретились с моим двоюродным братом Мишей и его женой Юлей, которые не без приключений привезли нас на своей машине домой в Татарбунары.

 Мой Белый город — ты рожден из сказки! 

   Осенью 1964 года студентов групп  АТ-41 и АТ-52  факультета Автоматики и промышленной электроники  Одесского политехнического института, отправили на сельскохозяйственные работы в село Маяки, расположенное на берегу Днестра. Об этом можно было только мечтать — до обеда зачистка парников, а после рыбалка, пляж, преферанс, прекрасное домашнее сухое вино и танцплощадка, как говорят все 33 удовольствия. И культурная программа – в один из воскресных дней отправляемся катером по Днестру в Белгород-Днестровский, посмотреть на  великолепный, утренний спокойный Днестр,  Днестровский лиман и Аккерманскую крепость во всей своей вековой красе. К сожалению это было моим первым знакомством с Белгород-Днестровским, не смотря на то, что я очень часто проезжал этот город, навещая   своих родителей в Татарбунарах. Впечатления остались  самые положительные — природа, крепость, белый город, и всё это запечатлели на кинокамеру, некто Редькин и наш общий друг Чебан Олег (как мы его называли Алик).  После монтажа этого ролика, уже в институте мы с удовольствием просматривали его несколько раз, обращая внимание на те кадры, которые как бы не совсем запомнились во время путешествия, такие как отдельные объекты крепости, и более близкое моё знакомство с бессарабской землячкой Зарембой – вип-девой нашего курса.

   Второй раз я привёз на однодневную экскурсию в этот город свою семью, любимую жену Эллочку и сына Игорька, где-то в июне 1978 году. Приехали автобусом из Татарбунар, где мы отдыхали у моих родителей. Город запомнился изобилием спелых плодов шелковицы, покрывшими все улицы и тротуары, сильным летним зноем, и конечно же крепостью, к тому времени отреставрированной, и Днестровским лиманом.  

   Хочется отметить также, что через Белгород-Днестровский я регулярно проезжал два раза в год автобусом Херсон-Измаил в свои любимые Татарбунары, на протяжении почти 30 лет. Стоянка автобуса была около получаса, и можно было купить всякую вкуснятину в гастрономе, покушать изысканные блюда, типа соус в горшочках, в ресторане на железнодорожной станции, или просто перекусить порожками с пивком в кафешках.  

  Слышен запах манной каши, мы в спортлагере ОПИ.

   Летом 1962 года, на период сдачи экзаменов за второй семестр, иногородним студентам группы АТ-11 Одесского политехнического института предложили поработать на строительстве спортивно-оздоровительного лагеря «Чайка» на берегу Черного моря в Каролине-Бугазе. Конечно, практически все мы согласились, и дружной компанией двинули на железнодорожный вокзал, где нас пригородная электричка Одесса – Белгород-Днестровский быстро довезла до станции «Студенческой». Мы сами себе устанавливали палатки на четверых человек, тащили  кровати, и обустраивали свой быт, как только могли.  К тому времени в лагере уже работала столовая, был построен административный корпус и несколько финских домиков для преподавателей. Море в то время было ещё холодным, однако это нас не останавливало, и мы с удовольствием плавали в тринадцатиградусных волнах Черного моря. Для сдачи экзаменов в лагерь к нам приезжали преподаватели, математичка Ковалёва Таисия Алексеевна и физик, фамилию которого я не помню. Конечно, это было здорово – сдавать экзамены практически на пляже, чуть ли не в пляжных костюмах. Ну а сопромат нам пришлось ехать сдавать в институт. Следует отметить что все экзамены я сдал на отлично, и в течение первого семестра на втором курсе получал повышенную стипендию, уже не помню какую, а обыкновенна  была кажется 29 рублей.

   Проведать меня приезжала моя родная сестра Валентина, которая училась на втором курсе Одесского университета, ей очень понравилось грести на лодке и делать заплывы километра на два в открытое море. О её уникальных способностях в области заплывов мы с Игорем – моим сыном  наблюдали как то на базе отдыха Одесского нефтеперерабатывающего завода, когда море вдруг начало штормить, а она оказалась очень далеко от берега. Все отдыхающие наблюдали, за объектом, который медленно приближался к берегу по волнам штормящего моря, отгадывая, что это такое. И только когда этот объект приплыл поближе к берегу, то оказалось, что это была наша Валентина. Следует заметить, что мы с Игорем знали, что это она , и очень за неё переживали.

   Однако вернёмся в спортивный лагерь ОПИ, и познакомимся с моими однокурсниками. Во первых это Чебан Олег  и его будущая жена Макарова Лариса – с ними мы добросовестно готовились к экзаменам на пляже, ловили крабов и бычков, варили и поглощали вкуснейшую уху. Алик из города Котовска Одесской области окончил железнодорожный техникум, отслужил в армии в Азербайджане в Алятах, там где служил и наш сын Игорь, и слыл очень грамотным и добросовестным студентом.

Подружился я и со Швыдко Алексеем и Садовниченко Виктором – оба они из Крыма, и тоже отслужили армию. Феноменально шустрый, подвижный, очень умный, с юмором и немножко с хитринкой Швыдько легко и свободно сдавал экзамены и многому меня научил, и логическому мышлению, и быть немного юморным, и конечно же выпивать. Садовниченко был его прямой противоположностью, немножко тяжеловатый ко всем предметам, всегда спокойный, уравновешенный, на третьем курсе стал жертвой преферанса и ТОЭ – не смог пройти теоретические основы электротехники и был вынужден распрощаться с институтом.

   Следует отметить такую выдающуюся личность, как Кондакова Анатолия – Херсонского рыбака, окончившего Херсонский машиностроительный техникум, отслужившего в армии и решившего усилить свои знания в нашей группе. Это конечно уникальный мужик, с хорошими физическими данными,  слыл у нас ловеласом, а знания полученные в техникуме позволяли ему легко и свободно сдавать все экзамены, с учетом того, что он всегда присоединялся к моему конспекту. После того, как судьба меня забросила в Херсон, мы  продолжали поддерживать с ним дружеские отношения.

   Нужно вспомнить ещё одного крымчанина из Ялты —  Мизёва Санька, этого феноменального по складу ума индивидуума, очень умного, обонятельного, начитанного, всесторонне развитого, имевшего отличное телосложение. Так вот он заключил пари с Садовниченко, что проплывёт до дальнего буйка  и назад (примерно один километр) работая только ногами, с заложенными за спину руками. Цену пари определили в 10 бутылок пива. Судейская бригада во главе с Швыдко, на лодке сопровождала этот заплыв, внимательно  наблюдая за руками плывущего, и зафиксировала чистую победу Мизёва. Победитель после заплыва пообедал двумя порциями супа, двумя порциями второго, выпил два стакана компота, и всё это запил восемью бутылками пива, выделив проигравшему и главному судье по бутылке пива. 

   И ещё хочется сказать несколько слов о Запольском Никите Николаевиче, ассистенте кафедры сопротивления материалов, очень умного, дотошного и порядочного преподавателя, который принимал у меня экзамен по сопромату и поставил мне отлично. Так в это время он тоже отдыхал в лагере, жил конечно в домике, а мы любили наблюдать, как он с сыновьями в ластах и масках делали не менее близкие заплывы, чем моя сестра Валентина. Как оказалось он тоже родом из Херсона, и когда он переехал в Херсон и работал в институте —  я  с ним поддерживал деловые отношения. 

 Девушки из Соляных, скучать Вам без нас не прийдется, 

Взамен наших старых кирзовых сапог, сотни других найдётся!

   Сдав досрочно весеннюю сессию 1965 году, все мужики 4-го курса Одесского политехнического института, которые проходили военную подготовку, отправились  на два месяца в Соляные под Николаевым, где был развёрнут палаточный городок на берегу Бугского лимана. Чудесный месяц май, и очень жаркий июнь нас муштровали строевой подготовкой на плацу, изучением материальной части зенитных установок, практическими занятиям по слежению за воздушными целями, нарядами на кухню, и освоением прочих военных премудростей. К примеру команду «По самолёту над 34, азимут ББ, угол места ВВ, кроткими Огонь», я кричал во сне ещё на протяжении года после окончания сборов. Мне очень понравилось практическое занятие по вождению танков, когда ты садишься на место механика-водителя танка Т-34, одеваешь шлем, и при помощи  рычагов управляешь этим замечательным, почти живым механизмом, выполняя команды инструктора, и этот мощный зверь тебя слушается и везёт тебя  по танкодрому изумительно нежно и мягко.

   Следует отметить, что в один из воскресных дней я отправился в увольнение в Николаев, со своим земляком, который служил в этом же военном городке, познакомиться с этим зёлёным, знойным южным городом, посмотреть на знаменитые судоверфи, где строились военные корабли, погулять по знаменитой центральной улице Советской, посидеть в кафе на открытом воздухе в тени деревьев, скушать несколько порций Николаевского морженого, запить то ли пивком, то ли шампанским, и конечно же посмотреть на Николаевских невест.

   Приезжала навестить и поддержать меня, также моя любовь Эллочка со своей подружкой Жанной из  Херсона. Я очень обрадовался этому визиту, уговаривал её остаться на ночевку, но она конечно же отказалась, и вечером они уехали домой.

 Ты и радость моя, и моя судьба!

   После окончания Одесского политехнического института летом 1966 года,  мы с моей любимой девушкой -  Эллочкой подали заявление на регистрацию брака в Одесский дворец бракосочетания, где нам назначили дату регистрации 3 сентября, и обрадовав этим событием её мать Клару Григорьевну  по телефону, отправились в Татарбунары отдыхать и знакомиться с моими родителями. Знакомство, конечно, произошло, однако отдыха не вышло, так как оказалось, что у неё аллергия на все деревенские запахи, и промучившись около двух недель мы отправились в Херсон на её родину, знакомиться с её родственниками.  

   Таким образом, я впервые посетил Херсон, в котором живу и до сих пор. Город произвёл на меня впечатление тихого, чистенького, зелёного городка, с великолепным Днепром и его природными богатствами. 

   Погостив пару дней, я отправился устраиваться на работу по направлению в Николаевское центральное конструкторское бюро судостроительной промышленности. Там мы встретились с однокурсником Бобом Сидоркиным, оформились  инженерами – конструкторами 2 ой категории в отдел автоматики, по случае встречи хорошо выпили, подрались с милицией  и попали на 15 суток в Николаевскую тюрягу, где нас постригли, поселили в камеру человек на 20, а по утрам отправляли на работу на кирпичный завод. Отсидев добросовестно 15 суток, и успокаивая себя тем, что кто не сидел в тюрьме, тот не может себя считать полноценным человеком, мы поехали в Москву, взяли открепление и разъехались кто куда. Третьего сентября мы с Эллочкой расписались в дворце бракосочетания, отгуляли свадебный вечер в Одесском ресторане Чёрное море, и я отправился в Москву в Министерства искать работу по специальности. Случайно встретив на Курском вокзале своего однокурсника Рола, который посоветовал мне ехать в Северодонецк, я так и сделал, приехал туда и устроился инженером в ОКБМ (опытно-конструкторское бюро автоматики), где и проработал почти два года. Первого ноября  1967 года у нас родился  сын  Игорь, а весной 1968 года я переехал на постоянное жительство в Херсон.

Солнце, воздух и вода, Наши лучшие друзья!

Как известно, Скадовск -  это чудесный городок на берегу Черного моря в Херсонской области, знаменитый своими детскими оздоровительными заведениями. Теплый морской климат, мелководный пляж, масса вкусных — экологически чистых овощей и фруктов привлекают сюда десятки тысяч отдыхающих семей с детьми.

   Первое моё знакомство с этим городком состоялось  1971 году, когда мы  решили привезти сюда нашего сына Игоря подышать морским воздухом, и подлечить ему горлышко. Прилетели  мы из Херсона на самолёте АН-2, так называемом «кукурузнике», полюбовались Херсоном, прекрасными Днепровскими плавнями, знойной южной Таврической степью, Скадовском  узбережьем Черного моря. Поселились  в частном доме, недалеко от моря, вблизи рынка. С утра и до позднего вечера мы пропадали на пляже, под палящими лучами южного солнца, много купались, загорали, собирали коллекцию ракушек (королевок, орлов, дельфинов, офицеров и прочих особей), поглощали, что нибудь вкусненькое, Игорь очень любил ловить в своё ведёрко медуз и воспитывать их, а поздно вечером, уставшие и довольные возвращались мы в свою  ночлежку. По дороге на море мы любовались великолепными кремовыми розами, которые росли практически повсюду, и запечатлелись в моём сознании на всю жизнь, как символ Скадовска. 

В последующие годы мы с женой ещё несколько раз побывали в Скадовске, навещая нашего Игоря, когда он отдыхал  в пионерских лагерях. 

    А весной 1992 года мы со своим начальником Тищенко Анатолием побывали на Скадовском заводе полупроводниковых изделий, посмотрели на это чудо завод – почти автомат по испытанию варикапов, который, как и Херсонский прекратил своё существование -  тоесть был  разворован за  первое десятилетие независимой Украины.  

   И ещё в течение уже почти 25 лет напоминают нам про Скадовск регулярные поездки на нашу дачу, которая находится по трассе Херсон – Скадовск, примерно в 50 километрах от Херсона, и 50 километрах от Скадовска, и к сожалению за всё это время мы не побывали в Скадовске ни оного раза. О нашей даче я попытаюсь рассказать  в отдельном трактате. 

 Аскания Нова!

   В Аскания-Нова, к моему величайшему стыду, за всю свою жизнь я побывал всего один раз, и то как говорили в застойные времена по производственной необходимости. Начиная с 1968 года я работал по совместительству в Херсонском морском порту — инженером по техническому обслуживания электроно-вычислительной машины Проминь-2. Машина была очень слабенькой, предназначена в основном для простых инженерных расчетов, а в порту её пытались использовать для экономико-бухгалтерских расчетов, с накоплением информации на перфолентах. Главный инициатор использования ЭВМ в порту был Смоленцев Владимир Дмитриевич, работавший главным экономистом, который решил на помощь Проминь-2 подкупить ещё и немного мощнее ЭВМ Наири-2. Было это примерно в начале 70 годов,  ЭВМ Наири-2 была тогда  в институте в Аскания-Нова, поэтому мы с начальником ЛВТ — Найдой Еленой Михайловной  в один из солнечных летних дней микроавтобусом отправились знакомиться с этой чудо ЭВМ. Изумительно прекрасная, богатая, как стол ровная Таврическая степь, хорошая автострада, и мы к обеду уже проезжаем девственную Асканийскую  степь, с интересом рассматриваем её  обитателей, а затем и  само здание института. Нам всё показали, и всё рассказали, устроили маленькую экскурсию по парку, с его растительным миром и системой орошения.

   Здесь я встретил своего приятеля по вычислительному центру Херсонского ХБК  Василия — народного умельца, который умудрился сам склепать себе автомобиль с дюралевым кузовом, зарегистрировать его, и даже как то меня прокатить с ветерком. А вот Игорь – мой сын, работая экскурсоводом побывал в Аскания-Нова не один раз,  побывала там и моя старшая внучка Викуша, и даже привезла оттуда настоящее красивое  перо от павлина, которое до сих пор храниться в нашей квартире. 

 Геническ!

   Самые положительные воспоминания остались у меня от времени проведённого на Арбатской стрелке, как то летом в конце 70-х годов 20-го столетия нашей эры. Так вот моя жена Эллочка достала, ( а в те времена всё доставалось) курсовку в пансионат, и мы с нашим сыночком Игорем отправились на отдых. Добирались мы автобусом до Геническа, а затем  до нашего пансионата, который расположен на самом берегу  так называемого Азовского моря, на котором я побывал впервые, и конечно с Чёрным морем не в какое сравнение не идёт, потому что Чёрное море есть Чёрное, и оно наше родное. А Азовское это даже не море, а подобие солёного озера, очень мелководное, и поэтому очень тёплое, с оригинальными морскими продуктами, такими как креветки, бычки, камбала. 

   Мы с Игорем ежедневно совершали длительные забеги по замечательному побережью, а также заплыви вдоль побережья на приличные расстояния. А однажды в соседний домик заехала на самодельном Уазике  весёлая компания, и в этой компании оказался мой друг по институту, некто Павлик Мринский родом из Геническа, который после института отрабатывал  где-то в России, а затем вернулся на родину, и устроился на замечательную должность инспектором в Энергосбыт.  У него была также лодка, на которой мы отправлялись в море ловить бычков, о такой рыбалке можно только мечтать, тьма этих голодных бычков, которые мгновенно хватают даже голые крючки. Вяленые, жареные и варёные бычки были для нас одним из деликатесов, не считая вкуснейших крымских персиков, которые к сожалению не растут в Азовском море, а покупаются на рынке. На Уазике мы совершали интереснейшие поездки по Сивашским озёрам, созданными как бы специально природой для добычи соли, ведь известно, что Чумацкий путь придумали чумаки, ездившие в Крым за солью.