Category Archives: 3. Цветущий в акациях город

Цветущий в акациях город!

   Первое знакомство с Одессой состоялось летом 1953 года, когда моя бабушка Пелагея Афанасиевна взяла меня с собой в поездку в этот город, о котором в то время ходили жуткие легенды. Добирались мы очень долго стареньким автобусом, даже останавливались возле Днестра, чтобы искупаться и немножко охладиться. Бабушка занималась частным торговым бизнесом, закупая в Одессе дефицитные товары, в основном специи для выпечки изделий из теста,  и реализовывала их в Татарбунарах с определённой наценкой. Мне запомнился привоз, улица Дерибасовская, оперный театр, приморский бульвар, и визит в зажиточную греческую семью.

   Летом 1956 года, после окончания 7-го класса мне выделили недельную путёвку на экскурсию в Москву, и я снова побывал в Одессе, где в бюро путешествий и экскурсий формировалась группа со всех районов области.  Ехали мы в Москву на поезде, в общем вагоне, где мне досталась третья полка, но всё было здорово, масса впечатлений от Москвы, Красная площадь, мавзолей Ленина и Сталина, Кремль, Третьяковка, старый Арбат где мы жилы, великолепное метро, и фирменная булочка с сосиской.

   А через год я прошёл пешком от Татарбунар в ту же Одессу, погонщиком отары овец в количестве около 300 штук, от организации Заготскот, куда меня пристроил Иван Петрович – муж Марии Семёновны, моёй крестной матери и родной сестры моей матери – Ольги Семёновны. Прошли мы этот нелёгкий, но очень интересный путь дня за четыре, ночуя под открытым небом, наслаждаясь прекрасным южным летним небом, комариками в Днестровских плавнях, поглощая очень вкусные помидоры, сорванные в огородах, обильно поливаемых Днестровской водой. Зашли мы в Одессу ранним утром, и проследовали с отарой по Пересыпи на мясокомбинат, где мы сдали наших овец под счёт и с приличным привесом, полученным овцами за время перегона. Домой я вернулся около полуночи, добравшись  поездом до станции Сарата, а затем автобусом, плотно поужинал, лёг спать  и проспал больше суток  до следующего утра. Полученного денежного вознаграждения за это путешествие хватило мне на костюм для выпускного вечера.  

 На следующий день после выпускного вечера, наш танцевальный ансамбль отправился в Одессу на областной конкурс художественной самодеятельности, где мы выступили в  филармонии с двумя  танцами – Украинской сюитой и Молдаваняской. Выступили мы не плохо, но на республиканский конкурс не прошли. Совершив несколько прогулок по Одессе,  мы вернулись домой.

   Следующий мой заезд на территорию Одессы был связан с поступлением в Одесский политехнический институт, а конкретнее  сдачей вступительных экзаменов на электротехнический факультет, на специальность промышленная электроника, в августе  1959 года.  Полный сил, энергии и знаний, самоуверенный абитуриент, не послушав отца своего родного, который настоятельно советовал поступать в какой нибудь простенький техникум, поселившись в спортивном  зале института на втором ярусе панцирной кровати, с ещё такими же самоуверенными юнцами в количестве не менее 100 человек, я начал сдавать экзамены. Во время общения с некоторыми особенно продвинутыми абитуриентами я понял , что уровень моих знаний примерно средний, и рассчитывать на поступление в институт без стажа, армии и при солидном конкурсе не приходится. Так оно и вышло, сдав все экзамены по профилирующим предметам на четвёрки, и набрав 12 баллов, я конечно же остался при своих интересах, вернулся в свои любимые Татарбунары, где мой двоюродный брат Михайлов Михаил Данилович устроил меня на суконную фабрику учеником электрика, и мне пришлось поработать два года, дабы заработать этот самый трудовой стаж, и с новыми силами двинуть поступать в ту же бурсу.

  Добросовестно проработав на Татарбунарской суконной фабрике 2 года, и заработав так необходимый трудовой стаж, в июле 1961 года я снова  переступил порог Одесского политехнического института, и выбрав на сей раз специальность «Автоматика и телемеханика» начал сдавать вступительные экзамены. На этот раз отец мой родной сделал мне путёвку в дом отдыха, который был расположен на какой то станции Большого фонтана, где меня отлично кормили и  поили, где можно было поплавать в море, сыграть  одну — две партии в бильярд,  или настольный теннис,  переночевать на шикарной кровати, чтобы утром с новыми силами отправиться в библиотеку Горького для подготовки к экзаменам, или в институт чтобы их сдавать – эти самые вступительные экзамены.   Сдав на отлично письменную математику и физику, а также заработав четвёрку по устной математике, и таким образом набрав 14 баллов по профилирующим предметам, я в 1961 году стал студентом группы АТ-11 электротехнического факультета Одесского политехнического института по специальности «Автоматика и телемеханика». Справедливости ради надо отметить, что сочинение я написал аж на трояк, а знания мои  по иностранному тобиш французскому языку комиссия оценила тоже на три балла, однако  посмотрев мой экзаменационный лист, смиловалась надо мной и решила поставить  четвёрку. 

 Годы Студенческие!

  Конечно же, стать студентом одного из ведущих институтов бывшего Советского Союза для меня было очень престижно, и я с высоко поднятой головой поехал в Татарбунары рассчитаться с приютившей меня Суконной фабрикой, прихвастнуть перед друзьями, знакомыми и родственниками, нанести визит даже нашему учителю по математике Евгену  Евгеновичу, собраться с мыслями, и приступить к новой жизни.

   Общежитие мне конечно не выделили, и на первом курсе мы жили на квартире с моей сестрой Валентиной, которая в то время была уже студентом второго курса Одесского Университета, училась на химика, и следила за моим поведением. Я ежедневно посещал все лекции и практические занятия, которые продолжались до трёх часов дня, затем пообедав в институтской столовой, ехал в библиотеку Горького, где усиленно занимался почти до восьми вечера, и как следствие такого образа жизни  по результатам первого курса стал так называемым отличником, в то время как особой любви и уважения к общеобразовательным предметам у меня не наблюдалось, а искусство учить то, что тебе интересно и отсеивать самое необходимое появилось у меня гораздо позже, уже на старших курсах.

   А тем временем не успев даже толком познакомиться нас отправили во главе с нашей классной дамой аспирантом Полиным в колхоз на сельхоз работы, в глухую деревеньку на север Одесской области на границе с Молдавией, где мы в течение месяца  помогали собирать урожай, в основном очищая початки кукурузы на току, играли в так называемую  Балду, придумывая слова, которых нельзя было отыскать ни в одном словаре. Жил я на квартире с Поливанчуком Вольдемаром, уж очень серьёзным, добросовестным и правильным во всех отношениях мужиком, отслужившим в армии,  немножко тяжеловатым к наукам, но  знающим что ему надобно в жизни, с которым мы встретились в Кременчуге, куда я приезжал навестить свою сестру Валентину, которая как и он волей судьбы была заброшена на работу на Кременчугский нефтезавод, и с которым мы встретились даже как то в Херсоне, когда он приезжал уже с Севера навестить своих родственников по линии жены в Камышаны, и тогда как мне припоминается прекрасно погудели в течение двух дней у нас дома и на Днепре у Кондакова на насосной станции. Запомнился этот колхоз также грандиозной пьянкой, которую мы устроили в честь завершения сельхозработ, когда самые активные студенты во главе с Полиным поехали в близлежащую молдавскую деревню купить пару вёдер молдавского вина, и с трудом вернулись обратно, потому что прошли сквозь строй винных бочек, где каждый хозяин  по древним молдавским обычаям  угощает полным  стаканом вина на пробу, а отказаться и не попробовать значит обидеть хозяина, и как они после этой процедуры сделали свой выбор и как умудрились вернуться назад – история умалчивает.

  Во время моей учёбы в Одессе, в шестидесятые годы двадцатого столетия сухое виноградное вино продавалось практически везде: на каждом углу стояла бочка (так называемая «корова») с вином, во всех гастрономах были отделы, где продавалось газированное вино на разлив, однако из всего разнообразия мест, где можно было выпить стакан, другой, а то и пивную пол-литровую кружку отличного виноградного вина мы предпочитали знаменитые Одесские винные погребки, потому как здесь был определённый выбор сухих и крепленых вин, воздух был пропитан каким то божественным винным запахом, наверное, от самого Бахуса бога виноделия, а контингент посетителей отличался интереснейшими личностями, которые по разным причинам оказались на дне этих самых винных погребков.    Наш маршрут  посещения винных погребков, как правило, начинался от железнодорожного вокзала и заканчивался в районе  Дерибасовской, и состоял в среднем из пяти точек, двигались мы не спеша, совершая прогулку по тенистым Одесским улицам, обсуждая в основном наши институтские проблемы, пили мы практически один и тот же наш фирменный полусладкий напиток, состоявший наполовину из сухого вина Алиготе и крепленого вина Лидии, в каждом погребке   по пол-литровой пивной кружке, и всё это придумал  наш лидер – господин Швыдко Алексей, о котором я уже немного рассказывал.

  А вот в винном погребке возле вокзала, мы частенько видели нашего преподавателя курса «Теоретитеских основ электротехники», знаменитого Голомолзина – выдающуюся личность, прославившегося тем, что как правило тридцать процентов группы ходили к нему по несколько раз пересдавать экзамен, а учитывая, что этот курс мы изучали три семестра, то конечно нам нельзя было позавидовать, особенно когда приходилось сдавать теорию электрического поля, или рассказывать о совсем  непонятном векторе Пойнтинга, однако, следует отдать ему должное, что лекции он читал изумительно, и хотя он работал уже довольно много, но  каждую лекцию он читал с большим желанием и вдохновением, вкладывая в неё частицу своей жизни, а если эта лекция читалась после посещения вокзального винного погребка, где он пил  стакан сухого вина, так это был не с чем не сравнимый выдающийся моно спектакль, и  таких спектаклей мне никогда не приходилось видеть.

  Справедливости ради надо отметить ещё одну выдающуюся личность – преподавателя курса «Вычислительной техники» Полина Леонида, нашу классную даму, который своими не менее интересными  лекциями (а читал он их не в пример Голомолзину  без допинга), предопределил всю мою дальнейшую трудовую деятельность, которую я конечно же посетил этой самой Вычислительной технике.

      И наконец, чтобы закончить оду виноградному вину, я должен отметить, что регулярно один раз в месяц после получения стипендии, сбросившись по 5 рублей мы посещали ресторан, как правило «Красный», который нам не понято, почему больше всего нравился, и этих денег было вполне достаточно, чтобы выпить Шампанского, отлично покушать, побалдеть, потанцевать с интересными девочками, и насладиться неповторимой ресторанной атмосферой.